November 14th, 2013

Ya

Андрей Битов "Пушкинский дом"

И здесь мы приходим к давно любезной нам мысли, что никакого таланта нет — есть только человек...


Слушаю сейчас аудио-книгу. Кусками, так получается. Буду читать целиком, но и  так - очень яркие куски внезапно "выслушиваю", и так даже лучше, по крайней мере пока, так отрывочно...

Цитата:


Тут наблюдался один эффект, который наводит нас на одну легкую мысль о природе прозы, и мы не можем удержаться от этого намека…
Эффект этот заключается в том, что, внезапно наткнувшись на страничку человека, хорошо знакомого или даже близкого, но про которого мы не знали, что он «пописывает», и, с непонятной жадностью, прочтя ее, мы тут же начинаем знать о нем как бы во много раз больше, чем знали до сих пор путем общения. И не в каких-либо секретных или ревнивых фактах дело. Доказателен как раз пример, когда подобных фактов для любопытства или ревности мы бы на этой страничке не нашли. Именно в этом случае нам ничто не заслоняет и мы узнаем про автора еще больше. Та непобедимая любознательность, с которой мы поднимаем, при случае, подобную страничку — есть не что иное, как жажда узнать «объективную» тайну — тайну «без нас», а такая тайна — это облако, на котором мы живем. Что же мы узнаем из этого листка, если в нем нет сплетни? Стиль. «Тайну», о которой мы говорили, несет в себе стиль, а не сюжет («ревнивые факты»).
Кроме задач и фактов, поставленных автором к изложению, получившаяся проза всегда отразит более его намерений, проявившись самостоятельно от автора, иррационально, почти мистично, как некая субстанция…
Collapse )
Ya

(no subject)

Интересная статья mefuselah о Ньютоне

Отрывок:

" В Королевском обществе от него шарахались, потому что он был груб, часто неадекватен и сварлив, мелочен и придирчив. Однако биографы отмечают, что проистекало это не от сволочного характера, а от дикой зажатости и стеснительности, общей социофобии и - что немаловажно - нищеты в сочетании с убеждением, что он заслуживает большего. Как бы то ни было, в 1942 г., когда Дж. Кейнс приобрел на аукционе распродаваемый семейством архив Ньютона, выяснилось, что он опубликовал за свою жизнь дай Бог треть из того, что понаписал, и на то было несколько причин. Одна - в том, что значительная часть исследований посвящена была сакральной геометрии, алхимии и астрологии, но другая - в том, что он не выпускал вообще ни одной публикации, пока она не бывала отточена до запятой и перепроверена сто раз. В частности, поэтому так запоздал он с публикацией "Principia" (к тому же он хотел издавать их в соавторстве с Никола Дюилье, а тот его безбожно кидал со сроками) и не успел опубликовать формулу калькулюса до Лейбница. Почему же он так аккуратничал? А не в последнюю очередь потому, что, стоило кому бы то ни было опубликовать какое бы то ни было творение Ньютона, как в течение недели в другом издании (или в форме отдельного памфлета "print on demand") обязательно появлялась писулька доктора Роберта Бойля под обобщенным названием "Как опять сел в лужу и грандиозно облажался некий якобы профессор чего-то там Ньютон (который вообще девственник, если кто не знал)". Роберт Бойль не то чтобы Ньютона ненавидел, но троллил его всю жизнь так, как десять тысяч братьев троллить не могут. Поэтому Ньютон, попытав и исчерпав силы Королевского общества по воздействию на Бойля, просто начал трястись и бояться публиковаться."

Прелесть :) Читать