March 15th, 2018

Ya

Про нас, наше детство, книги и то, что нас формирует

Предисловие

После широко разошедшейся статьи про то что мужчины думают о том что должна женщина и вселенского масштаба срача про сову в фб Лоры Белоиван - о чем рассказано у Поповой и кончилось это, как известно, вот чем...

... мне попадается текст писательницы и сценаристки Лили Ким в фб, который как-то очень ладно встраивается в то, что осело внутри после "переваривания" двух предыдущих историй. Кому удобно, можно почитать в фб, а кому сразу, я дам под катом текст (советую почитать, тут коротко и важно). Чтобы было понятно, Лиля уже довольно долго живет в ЛА и там же работает и пишет про американский менталитет:


Non-judgmental. Не-суждение. Один из главных ништяков Америки, который трудно нам дается, потому как...
[Spoiler (click to open)]
Объяснить это невозможно, требуется пример. Встречаюсь со своим менеджером. И говорю ей возмущенно: "Представляешь, такой-то устраивает по выходным платные питчи для сценаристов. Сидит просто целый день и слушает всех желающих за 20 долларов. Две минуты питч - две минут фидбэк, одна - если что-то надо уточнить. Следующий! Вообще нет совести у человека, а у приходящих - чувства самосохранения. Это же очевидная стрижка лохов!". Менеджер смотрит на меня строго и спрашивает: "Тебе какая печаль? Они за свои деньги в свой уикэнд пойдут делать что хотят. Это не твое время и не твои деньги, а значит - не твое дело".
Молчу, потупив взор. Она тоже отходит. Поскольку она приехала очень давно, но из Израиля - менталитет наш ей в общих чертах знаком. Объясняет.
- Мой отец сказал, первое время его поражала бесцеремонность выходцев из советского пространства. Кто рано женился, кто поздно, кро правильно детей воспитывает, кто неправильно. Моей матери одна женщина из СССР сказала, что кормить ребенка грудью после года вредно для прикуса. Незнакомая женщина просто подошла и стала судить мою мать за то, что она делает. Вот сейчас я тебе очень серьёзно говорю - обрати на это внимание. Это из тех культурных отличий, которые могут испортить тебе карьеру здесь. Ты имеешь право высказать своё мнение о чём-то только если это прямо тебя касается - ты за это платишь или это происходит в твоем доме. Всё остальное - non-judgmental.
После этого встречаюсь с другом. Рассказываю. Он мне:
- Да! Знаешь как я долго отвыкал? Если не судить всех вокруг за то, как они живут, думают и делают - о чём тогда говорить вообще?
Стали вспоминать. Ну детство это понятно. Я нерусская - чукча, узкоглазая, хитрожопая и т.д. Он толстый - жирный, ленивый, тупой. Юность. Я красивая - значит, дура. Некрасивая - никогда замуж не выйду. Вышла замуж в 19 лет - рано выскочила, дура, скоро развод. Детей нет - эгоисты, дети есть - в однокомнатной квартире?! Всего 8 из 10 по Апгар? Да что вы за люди такие?! Бедные? Значит, тупые и ленивые. Состоятельные - не наебешь не проживёшь! Напечатали тиражом 5 тыс. экз. современную прозу - говно! Напечатили 100 тыс. детектива - еще большее говно! Лучше вообще ничего чем это! Кто вам сказал, что вы писатель? Медиаменеджер - вот кто болванит народ! Опечатку сделал или запятую не там поставил - сначала русский язык выучи! Собака с одним яйцом? Значит, родословная его дутая! Не знаешь, как переводится такое-то слово - стыдно, девушка, это же азы!...
Как сказал мне когда я только что приехала один продюсер - прежде чем работать для американского рынка, вам нужно reconsider yourself - переосмыслить себя. Потому как впечатление создается, что вы пришли из extremely dehumanized place.



И, чтобы долго не объяснять цепочку мыслей, приведшую меня к написанию этого поста, я просто её опущу - и напишу собственно пост.  Кстати, его можно рассматривать и отдельно от предисловия, просто как рекомендации по чтению для детей.


О детстве и книгах, которые нас формируют
Ну, сразу оговорю, что формируют, понятно, не только книги. Родители, бабушки-дедушки, сверстники, ситуации, фильмы. Понятно также, что сейчас книги участвуют в формировании детей меньше. Но я вот задумалась - какие книги были для меня значимыми, вросли в меня, сформировали, какие я перечитываю до сих пор или помню почти наизусть и какие книги или персонажи возникают у меня в голове чаще всего как пример для каких-то ситуаций?
Collapse )
Ya

"Песочные часы с кукушкой" и "Генка и Нинзя" на Литресе

Небольшое объявление

По доп. договору с Литресом (посмотрим как пойдет) "Песочные часы с кукушкой" выложены на Литресе.
Из "Ридеро" роман никуда не делся, просто Литрес убрал его из "их" блока, т.к. договор на неисключительную лицензию.
При этом в Литресе стало аж две меня. И это не считая третьей меня, которая не я, а психолог и автор книг про развитие детей, просто полная тёзка :))



Страница "Песочные часы с кукушкой" на Литресе (новая)

Песочные часы с кукушкой


Повесть-ужастик "Генка и Нинзя" тоже на Литресе
(обложка моя)
Генка и Нин-зя
Ya

Отрывок из романа "Дорога уходит вдаль" А.Я.Бруштейн

Не, не могу удержаться. Наслаждайтесь:)

"Броварня – пивоваренный завод верстах в восьми – десяти от города. Владельцы завода, Шабановы, давние наши знакомые и папины пациенты. Но к подружкам моим Зое и Рите Шабановым я попадаю не часто, только когда у них в доме кто заболеет: тогда за папой присылают бричку. (...)
И вот мы въезжаем в широкий мощеный двор Шабановых. Наш приезд вызывает, как всегда в деревне, шумный переполох и суетню. Люди выглядывают из окон, топочут, сбегая по лестнице, хлопают дверями, бегут с веранды к нашей бричке. Тут же вертятся и весело лают все броварнинские собаки. И даже издали смотрит на эту суматоху, хотя и с очень презрительным видом, броварнинский аист. Удивительная птица этот аист: совсем ручной, запросто приходит на веранду, никого не боится. По‑русски он не понимает, только по‑польски. Его и зовут ласковым польским словом «боцюсь», это значит «аистенок».
– Приехала! Умница! – бросается мне на шею Зоя. Рита огревает меня ладонью по спине:
– Молодчина! Я знала, что ты приедешь!
– Это гениально! Просто гениально! – тявкающим голосом надрывается Зои‑Ритина тетя Женя.
В доме Шабановых, как во всех домах на свете, свой собственный запах: пахнет солодом – от пивоваренного завода, яблоками – из кладовки, свежим тестом и корицей – из кухни и немного – собаками. От одного приезда в Броварню до другого запах этот забывается, и его узнаешь, как старого знакомого. Есть, впрочем, и еще одно, что я успеваю забыть между поездками к Шабановым, а приехав, всякий раз вспоминаю с огорчением: Зоя и Рита ревнуют меня друг к другу.
Еще по дороге в дом хорошенькая, кудрявая Зоя успевает язвительно шепнуть мне:
– Ты, конечно, только к своей ненаглядной Риточке приехала!
А смуглая Рита, мрачно набычившись, словно она собирается бодаться, больно щиплет мою руку:
– Помни: или я, или Зойка!
Как будто нельзя играть всем троим вместе!
– Нет, это провиденциально! Просто провиденциально! – восторженно тявкает тетя Женя. Золотое пенсне слетает с ее носика и повисает на шнурочке.
Тетя Женя целый год училась в Петербурге на Бестужевских курсах, и наша Юзефа уверяет, будто тете Жене там «мозги спортили». Я не совсем представляю себе, как это можно испортить человеку мозги. Сломали? Сунули туда гвоздь или шпильку? Но одно несомненно: тетя Женя сыплет всегда непонятными словами, никто не говорит так, как она.
Collapse )