Член Культа Ортодоксальных Каподастристов (korieversson) wrote,
Член Культа Ортодоксальных Каподастристов
korieversson

Categories:

Федерико Гарсиа Лорка

Лекции и выступления

"   Эти черные звуки - тайна, корни, вросшие в топь,  про  которую  все  мы знаем, о которой ничего не ведаем, но из которой приходит к  нам  главное  в  искусстве.  Испанец,  певец  из  народа  говорит  о  черных   звуках   -   и перекликается  с  Гете,  определившим  дуэнде  применительно   к   Паганини: "Таинственная сила, которую все чувствуют и ни один философ не объяснит".    
  Итак, дуэнде - это мощь, а не труд, битва,  а  не  мысль.  Помню,  один  старый гитарист говорил: "Дуэнде не в горле, это приходит изнутри, от  самых подошв". Значит, дело не в таланте,  а  в  сопричастности,  в  крови,  иными словами - в древнейшей культуре, в даре творчества.      Короче, таинственная эта сила, "которую все чувствуют и ни один философ не объяснит", - дух земли, тот самый, что  завладел  сердцем  Ницше,  тщетно искавшим его на мосту Риальто и в музыке Визе и не  нашедшим,  ибо  дух,  за которым он гнался, прямо с эллинских таинств отлетел к плясуньям-гадитанкам, а после взмыл дионисийским воплем в сигирийе Сильверио.      Пожалуйста,  не  путайте  дуэнде  с  теологическим  бесом  сомненья,  в  которого Лютер в вакхическом порыве запустил нюрнбергской  чернильницей;  не  путайте его с католическим  дьяволом,  бестолковым  пакостником,  который  в  собачьем облике пробирается в монастыри; не путайте и с говорящей обезьяной,  которую сервантесовский шарлатан затащил из андалузских джунглей  в  комедию  ревности.       
О нет! Наш сумрачный и чуткий дуэнде иной породы, в нем соль  и  мрамор  радостного демона, того, что возмущенно вцепился в руки Сократа,  протянутые  к цикуте. И он родня другому, горькому и  крохотному,  как  миндаль,  демону  Декарта, сбегавшему от линий и окружностей на  пристань  к  песням  туманных  мореходов.       Каждый человек, каждый художник (будь то Ницше  или  Сезанн)  одолевает  новую ступеньку совершенства в единоборстве с дуэнде. Не с ангелом, как  нас  учили, и не с музой, а с дуэнде. Различие касается самой сути творчества.       Ангел ведет  и  одаряет,  как  Сан-Рафаэль,  хранит  и  заслоняет,  как  Сан-Мигель, и предвещает, как Сан-Габриэль.       Ангел  озаряет,  но  сам  он  высоко  над  человеком,  он  осеняет  его  благодатью, и человек, не зная мучительных усилий, творит,  любит,  танцует.  Ангел, выросший на пути в Дамаск и проникший в  щель  ассизского  балкона  и  шедший по пятам за Генрихом Сузо, повелевает, - и  тщетно  противиться,  ибо  его стальные крылья вздымают ветер призвания.   
    Муза диктует, а случается, и  нашептывает.  Но  редко  -  она  уже  так  далеко, что до нас не дозваться. Дважды я сам ее видел, и такой  изнемогшей,  что пришлось ей вставить мраморное  сердце.  Поэт,  вверенный  музе,  слышит  звуки и не знает, откуда они, а это муза, которая питает  его,  но  может  и  употребить в пищу. Так  было  с  Аполлинером  -  великого  поэта  растерзала  грозная муза, запечатленная рядом с ним кистью блаженного Руссо. Муза  ценит  рассудок, колонны и коварный привкус лавров, а рассудок часто  враг  поэзии,  потому что любит обезьянничать и заводит  на  предательский  пьедестал,  где  поэт забывает, что на него могут  наброситься  вдруг  муравьи  или  свалится  ядовитая нечисть, перед которой все музы, что гнездятся в моноклях и розовом  лаке салонных теплиц, бессильны.    
   Ангел и муза нисходят. Ангел дарует свет, муза - склад  (у  нее  учился  Гесиод). Золотой лист или складку туники в лавровой своей рощице поэт  берет  за образец. А с дуэнде иначе: его надо будить самому, в тайниках  крови.  Но  прежде - отстранить ангела, отшвырнуть музу и не трепетать  перед  фиалковой  поэзией восемнадцатого века и монументом телескопа, где за стеклами дышит на  ладан истощенная правилами муза.       
Только с дуэнде бьются по-настоящему.       
Пути к богу изведаны  многими,  от  изнуренных  аскетов  до  изощренных  мистиков. Для святой Терезы - это башня, для святого Хуана де ла Крус -  три  дороги.  И  как  бы  ни  рвался  из  нас  вопль  Исайи:  "Воистину  ты   бог  сокровенный!", рано или поздно господь посылает алчущему пламенные тернии.       
Но путей к дуэнде нет ни на одной карте  и  ни  в  одном  уставе.  Лишь  известно, что дуэнде, как звенящие стеклом тропики, сжигает кровь, иссушает,  сметает уютную, затверженную геометрию, ломает стиль; это он заставил  Гойю,  мастера серебристых, серых и розовых переливов английской школы, коленями  и  кулаками втирать в холсты черный вар; это он оголил Мосена  Синто  Вердагера  холодным ветром Пиринеев, это он на пустошах Окаиьи свел  Хорхе  Манрике  со  смертью, это он вырядил юного Рембо  в  зеленый  балахон  циркача,  это  он,  крадучись утренним бульваром, вставил мертвые рыбьи глаза графу Лотреамону.       Великие артисты испанского юга - андалузцы и цыгане  -  знают,  что  ни  песня, ни танец не всколыхнут  душу,  если  не  придет  дуэнде.  И  они  уже  научились обманывать - изображать схватку  с  дуэнде,  когда  его  нет  и  в  помине, точно так же, как обманывают  нас  каждый  божий  день  разномастные  художники и  литературные  закройщики.  Но  стоит  присмотреться  и  подойти  по-свойски - рушатся все их нехитрые уловки.     
  Однажды андалузская певица Пастора Павон, Девушка с гребнями, сумрачный  испанский дух с фантазией под стать Гойе или Рафаэлю Эль Гальо, пела в одной  из таверн Кадиса. Она  играла  своим  темным  голосом,  мшистым,  мерцающим,  плавким, как олово, кутала его прядями волос, купала в мансанилье,  заводила  в дальние глухие дебри. И все напрасно. Вокруг молчали.       
Там был Игнасио Эспелета, красивый, как римская  черепаха.  Как-то  его  спросили: "Ты почему не работаешь?" - и  он  ответил  с  улыбкой,  достойной  Аргантонио: "Я же из Кадиса!"       
Там  была  Элоиса  -  цвет  аристократии,  севильская  гетера,   прямая  наследница Соледад Варгас; на тридцатом году жизни  она  не  пожелала  выйти  замуж за Ротшильда, ибо  сочла  его  не  равным  себе  по  крови.  Там  были  Флоридасы, которых называют мясниками, но они - жрецы и вот уже  тысячу  лет  приносят быков в жертву Гериону. А в  углу  надменно  стыла  критская  маска  скотовода дона Пабло Мурубе.       
Пастора Павон кончила петь в полном молчании. Лишь  ехидный  человечек,  вроде тех пружинистых  чертенят,  что  выскакивают  из  бутылки,  вполголоса  произнес: "Да здравствует Париж!" - и  в  этом  звучало:  "Нам  не  надо  ни  задатков, пи выучки. Нужно другое".      
 И тогда Девушка с гребнями вскочила, одичалая, как древняя плакальщица,  залпом выпила стакан  огненной  касальи  и  запела,  опаленным  горлом,  без  дыхания, без голоса, без ничего, но... с дуэнде.  Она  выбила  у  песни  все  опоры, чтоб дать дорогу буйному жгучему дуэнде, брату самума, и  он  вынудил  зрителей рвать на себе одежды, как рвут их в трансе антильские  негры  перед  образом святой Барбары.      
 Девушка с гребнями срывала свой голос, ибо знала: этим судьям нужна  не  форма, а ее  нерв,  чистая  музыка  -  бесплотность,  рожденная  реять.  Она  пожертвовала своим даром и умением, - отстранив музу, беззащитная, она ждала  дуэнде, моля осчастливить се поединком. И как она запела! Голос уже не играл  - лился струей крови, неподдельной, как сама боль, он  ветвился  десятипалой  рукой на пригвожденных, но не смирившихся ступнях Христа, изваянного  Хуаном  де Хуни.          
Приближение дуэнде  знаменует  ломку  канона  и  небывалую,  немыслимую  свежесть - оно, как расцветшая роза, подобно чуду и будит почти  религиозный  восторг"   


Полностью
Спасибо evju
Tags: неожиданные находки, творчество
Subscribe

  • Флешмоб ЖЖ: 10 лет назад

    Тут по всему интернету идет флешмоб про то, что с нами было и какие мы были 10 лет назад. В Фейсбуке в основном с фото, а ЖЖ предложил вспомнить…

  • Приехала

    Я приехала из отдыха (в течение которого все равно два дня успела поработать), ездила в Краснодар, где все цветет. Правда. Прям вот так тепло, что…

  • Новая прическа

    Хотела про двух Гоголей написать. Но пока не. Повредила руку в запястье (потянула, что ли, не знаю), большие куски текста не освою. Кстати, други,…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment